Кто, каким образом и зачем заказывает имитационные модели?
 
„Идеальной“ представляется ситуация, когда некий „очень грамотный заказчик“ вдруг объявляет „всему миру симуляционистов“, что он желает выполнить работы по моделированию по одной из схем, которые выше были обозначены как a, b и c. „Грамотным“ заказчик является тогда, когда он достаточно адекватно представляет себе все основные аспекты будущей работы:
  • конечные цели проведения работ по моделированию и/или использования созданных моделей;
  • круг задач, которые достаточно корректно могут быть решены путем применения соответствующих методов имитационного моделирования;
  • состав и объем исходных данных, которые надо будет предоставить разработчикам моделей;
  • специальные требования по „интеграции“ моделей, по формам презентации результатов моделирования (в том числе и по анимации) и т.п.;
  • концептуальные и практические возможности применения некоторых конкретных симуляторов;
  • трудоемкость планируемых работ по моделированию, стоимость человеко-дня разработчика моделей и - при наличии необходимости приобретать симулятор - цену, которую заказчику надо будет за него заплатить.

Такие заказчики в индустриально развитых странах давно уже являются не „видением“, а вполне обыденной реальностью. Конечно, таковыми они становятся после того, как ранее успешно проведут несколько работ по имитационному моделированию. Они, может, и не объявляют „всему миру“ о предстоящих работах, но, как правило, информируют о них несколько потенциальных исполнителей и устраивают потом соответствующий „тендер“. Исключение (т.е. без „тендера“) допускается в случае, когда фирма-симуляционист уже включена в список стратегических партнеров заказчика после успешного выполнения ею предыдущих работ по моделированию.

„Грамотный“ заказчик часто оказывается достаточно щедрым: он хорошо представляет себе всю сложность предстоящей работы, но при этом также хорошо знает, какую пользу от этой работы получит он сам, и поэтому основными критериями для него становятся сроки выполнения проекта и его качество, а не стоимость. Из-за этих критериев „грамотный“ заказчик часто одновременно является очень „жестким“: он безжалостно „откидывает“ фирму-симуляциониста, если она не может уложиться в предложенные заказчиком рамки по срокам и содержанию проекта. У меня где-то еще хранятся три образца заявок на имитационное моделирование, которые один из заводов Audi летом 1999 года разослал потенциальным исполнителям. Я был и свидетелем того, как группа симуляционистов в Техническом университете г. Хемнитца после подробного обсуждения заявки пришла к заключению, что не уложится в предложенный срок (3 месяца) и написала вежливый отказ. Задание состояло в том, чтобы с помощью моделирования проверить, сможет ли система внутризаводского транспорта обеспечить бесперебойную работу главного сборочного конвейера, доставляя к нему узлы и детали с внутренних складов предприятия. А моделировать со всеми подробностями надо было около 420 рабочих мест...

Таким образом, с „грамотным“ заказчиком легче всего работать в смысле менеджмента, финансов и прочей „дипломатии“. У него, как правило, - ясная и открытая стратегия. Его не надо много „просвещать“ или, тем более, „вешать ему лапшу на уши“, а можно сразу говорить очень предметно обо всех сторонах проекта. В случае успешного завершения проекта у обоих его участников появляется самое настоящее удовлетворение, как правило, переходящее потом в долгосрочное сотрудничество.

Наряду с „грамотными“ заказчиками встречаются также „любопытные“ и „наивные“. Есть, конечно, и просто „шарлатаны“, которые фактически вступают в сговор с исполнителем, заведомо обманывая начальство, обещая ему сделать что-то полезное. В так называемых „индустриально развитых странах“ такое явление может наблюдаться, когда речь идет об использовании государственных или общественных денег, которые распределяются на соответствующие проекты. Самыми „шустрыми“ исполнителями в таких ситуациях оказываются университетские профессора, которые хорошо умеют писать соответствующие „солидные“ заявки и обоснования. В промышленности, где правит обычный „здоровый капитал“, такое явление почти не наблюдается.

„Любопытный“ заказчик есть явление весьма положительное, так как с помощью симуляциониста он может превратиться потом и в „грамотного“. В отличие от „грамотного“ он разбирается еще далеко не во всех аспектах моделирования, но уже созрел для того, чтобы (самостоятельно или с помощью легкой подсказки со стороны симуляциониста) поставить вопрос о целесообразности применения имитационного моделирования в сфере его профессиональной деятельности. Его интуиция и общие знания подсказывают ему, что „в таких случаях сегодня уже моделируют“. Он - интересный партнер для симуляциониста, но его нельзя обманывать. Симуляционист должен приложить все силы для того, чтобы сделать „очень полноценный проект“ и на его примере предметно и честно ответить на вопрос об эффективности применения моделирования в соответствующей сфере.

„Наивный“ заказчик знает о моделировании еще меньше, чем „любопытный“, и фактически идет на поводу у симуляциониста. Если отбросить вариант „шарлатанства“ со стороны заказчика, то в данной ситуации симуляционисту удается просто уговорить заказчика начать делать проект по моделированию. Вся ответственность за исход такого сотрудничества ложится на симуляциониста. Он даже не имеет морального права начинать проект, если не уверен заранее в его успехе, а иначе „шарлатаном“ становится он сам. Не всякий „наивный“ заказчик может вырасти потом хотя бы до „любопытного“, даже если проект заканчивается успешно. Его уровень образования или просто загруженность повседневной работой могут препятствовать появлению настоящего интереса к моделированию. При работе с таким заказчиком появляется большой риск из-за того, что у него может сложиться совсем не такое представление об ожидаемых результатах проекта, которое будет стараться создать у него симуляционист. Симуляционист может по окончании проекта быть очень довольным результатами своего труда, в то время как „наивный“ заказчик вдруг скажет: „И это все?! И за это я должен заплатить ТАКИЕ деньги?“

Эпитеты типа „предметно и честно“ или „моральное право“ применяю в области имитационного моделирования не только я. Мне известно о том, что в немецкоязычном обществе симуляционистов ASIM (Arbeitsgemeinschaft Simulation - http://www.asim-gi.org) уже делаются попытки разработать „Моральный кодекс строителя моделей“. Все ведь понимают, что имитационные модели радикально отличаются от любого другого software, для которого можно написать довольно точную спецификацию и который после завершения разработки можно будет „более-менее проверить“. Полноценность реализации очень многих свойств модели, а особенно большой и/или сложной модели, полностью зависит от квалификации и честности симуляциониста, и она чаще всего не может быть проверена досконально. Элементом „нечестности“ является уже даже неадекватная оценка симуляционистом собственной квалификации, когда он, например, берется за решение серьезной задачи статистического моделирования, имея очень смутное представление о понятии „доверительный интервал“. Ну что можно поделать, если статистика не нравится человеку уже со студенческих лет?!

Несколько слов по поводу того, „зачем“ заказывают имитационные модели. Конечно, остаются в силе все высказывания о функциях моделей, которые изложены в известной книге Роберта Шеннона (Имитационное моделирование систем - искусство и наука. – „Мир“, Москва, 1978, стр. 16-19). Это значит, что далеко не всегда модель необходима только как „источник чисел“, на базе которых принимаются решения по поводу конкретных прикладных проблем. Более того, надо пытаться в каждом случае ведения переговоров с заказчиком выяснить (а потом и выразить словами, но не всегда - в тексте договора) истинные мотивы, которые подвигли его на развертывание работ по моделированию, в то время как собственные мотивы исполнителя ему самому, как правило, известны. Ниже я предлагаю список возможных вариантов „мотивации“ работ по моделированию со стороны заказчика, который, конечно, не претендует на какую-то полноту:

  • заказчик заведомо доверяет „числам“, которые он получит от модели после ее верификации и валидации, и верит в то, что с помощью модели можно будет ответить на уже поставленные им конкретные вопросы: оценить работоспособность и/или показатели функционирования проектируемой системы, сравнить конкурирующие варианты проекта и т.п.;
  • заказчик совсем не собирается доверять тем „числам“, которые он получит от модели; он заведомо готов скрыть, подправить в свою пользу или вовсе проигнорировать результаты моделирования, так как на самом деле уже принял все необходимые проектные решения путем проведения обычных проектных расчетов или просто на основании конъюнктурных соображений; имитационное моделирование нужно ему лишь как „явление“, сопровождающее его проектирование и/или принятие решений и свидетельствующее о высоком уровне проводимых им работ (иногда - и с целью повышения своей конкурентоспособности);
  • об использовании „чисел“ в проекте речь не идет вообще; модель нужна лишь в форме „анимационного фильма“, который выполняет роль рекламного средства; заказчик с помощью такой модели может рекламировать „уровень и стиль“ своей проектной работы (если он - проектировщик) или „уровень и стиль“ управления своим объектом „на базе моделей“ (если он – предприятие); „красивая модель“ на большом экране должна работать, прежде всего, в кабинете начальника или, например, на выставке;
  • работы по моделированию нужны заказчику для „воспитания“ собственных сотрудников или оказания психологического давления на других исполнителей; он может сказать работнику, указывая на продукт, полученный от симуляциониста: „Вот так надо сегодня работать! Не можешь - уволю...“; аналогичная ситуация - в отношениях с уже имеющимся или потенциальным исполнителем: „Если ТАК не можешь работать, снижай цену проекта!“;
  • заказчик желает по-настоящему проверить как сам метод имитационного моделирования, так и исполнителя, который вызвался применить этот метод „с пользой для дела заказчика“; заказчик предлагает решить задачу с помощью моделирования, будучи уверенным в том, что „правильное“ решение этой задачи ему уже известно; далеко не всегда заказчик желает успеха симуляционисту, а, движимый собственным честолюбием, хочет показать последнему, что тот совсем „не умнее“ его, хотя и владеет методом, который ему самому недоступен (весьма интересным образом может развиться ситуация, если решение, найденное симуляционистом, оказывается „более правильным“); в случае общего положительного настроя заказчика после успешной проверки может начаться и настоящее сотрудничество.

Мотивы исполнителя оказываются на этом фоне довольно банальными: в конечном итоге он хочет просто „заработать деньги“. Конечно, иногда он хочет при этом продемонстрировать свой профессиональный уровень и/или преимущества своего симулятора. И общественное признание в академическом мире ему не повредит. Но все это – „лирика“, если речь идет о нормальных рыночных отношениях. Самое важное место на визитной карточке симуляциониста (в том числе, и на интернетовском сайте) – список „солидных“ фирм, которые являются его клиентами, а еще лучше – постоянными клиентами.

 
назад

вперед